Яна Чучук , Стажер
Команда
08 декабря 2021
7 минут

Русский след в американском газетном бизнесе / Как российские СМИ в 90-е судились в США

История о том, как российские издатели защищали свои интеллектуальные права на газетные статьи в американском суде в деле Itar-Tass Russian News Agency v. Russian Kurier, Inc.

Авторы: Екатерина Проничева, Яна Чучук

 

Еженедельник «Курьер» — американское экономическое чудо 

1990-е годы. Нью-Йорк. Украинский предприниматель Олег Погребной организовал издание русскоязычного еженедельника «Курьер» для эмигрантов из России и стран СНГ. Еженедельник выходил тиражом 20 000 экземпляров, его объём составлял 130 страниц, а стоимость всего от 25 до 50 центов. 

Еженедельник пользовался огромным спросом среди русскоязычного населения. В «Курьере» сочетались высокое качество статей и низкая стоимость одного издания. Стоимость одного экземпляра такого еженедельника была в 2–4 раза ниже стоимости аналогичного выпуска от других российских газет. 

Отчасти секрет такой успешной модели ведения бизнеса крылся в размещении большого количества рекламы на страницах издания. Однако главной особенностью еженедельника было то, что в его штате не было ни одного репортера. Все статьи — иногда полностью, а иногда с незначительными изменениями — перепечатывались из других русскоязычных источников. По сути, «Курьер» представлял собой некий сборник, состоящий из рекламы и статей из целого ряда русскоязычных газет. Очевидно, что при таких обстоятельствах другие издания не могли конкурировать с «Курьером». Например, стоимость одного выпуска «Аргументы и факты» составляла $1, и в нем были напечатаны только статьи, написанные репортерами этой газеты, тогда как стоимость «Курьера» была значительно ниже, и в него входили лучшие статьи из целого ряда русскоязычных газет.

 

Бизнес-модель «Курьера» не понравилась другим русскоязычным изданиям

В 1995 году ИТАР-ТАСС, Союз журналистов России, «Аргументы и факты», «Московские новости», «Комсомольская правда» и другие российские издания подали иск о нарушении авторских прав в Федеральный окружной суд Южного округа Нью-Йорка. Ответчиками выступили еженедельник «Курьер», учредитель компании Олег Погребной и полиграфическая компания Linco Printing, печатавшая «Курьера». 

Изображение: Подготовленный российскими СМИ документ, в котором указано более 60 скопированных ответчиками газетных статей

 

Суд первой инстанции решил, что копирование даже части газетной статьи нарушает права издателя

С самого начала рассмотрения дела представители «Курьера» не отрицали, что еженедельник копировал статьи, ранее опубликованные в других изданиях без согласия правообладателей. Линия защиты «Курьера» строилась на том, что, хотя у «Курьера» нет каких-либо прав на копируемые статьи, у российских СМИ так же отсутствуют данные права.  Исключительные права на опубликованные работы принадлежат непосредственным авторам этих работ, то есть журналистам, репортерам, корреспондентам, а не издателю, который только собрал их в одно издание. По мнению «Курьера», только непосредственные авторы скопированных статей могли обратиться в суд за защитой своих прав.  

Поскольку все спорные работы были впервые опубликованы либо в России, либо в США, то суд констатировал, что к ним применимы положения Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений.    

«В силу пункта 1 статьи 3 Конвенции охрана, предусмотренная настоящей Конвенцией, применяется:

(a) к авторам, которые являются гражданами одной из стран Союза, в отношении их произведений, вне зависимости от того, опубликованы они или нет;

(b) к авторам, которые не являются гражданами одной из стран Союза, в отношении их произведений, впервые опубликованных в одной из этих стран или одновременно в стране, не входящей в Союз, и в стране Союза.

 

Согласно пункту 1 статьи 5 Конвенции в отношении произведений, по которым авторам предоставляется охрана в силу настоящей Конвенции, авторы пользуются в странах Союза, кроме страны происхождения произведения, правами, которые предоставляются в настоящее время или могут быть предоставлены в дальнейшем соответствующими законами этих стран своим гражданам, а также правами, особо предоставляемыми настоящей Конвенцией».

 

Таким образом, по отношению к произведениям, которые были впервые опубликованы в государстве, являющемся участником Конвенции, предоставляется так называемый «национальный режим».

Параллельно с судебным процессом российские СМИ, непосредственно вовлеченные в спор, комментировали происходящее на страницах своих изданий. Например, «Аргументы и факты» интересно описывают поведение Олега Погребного, владельца «Курьера» в суде:

«По своей самонадеянности Погребной с самого начала допустил серьезную ошибку. Возомнив себя глубоким знатоком американского законодательства и судопроизводства, он решил сам защищать себя в суде. И поначалу даже казалось, что у него это получается. Но потом стало очевидным, что стресс от пребывания в незнакомой для себя роли адвоката оказался ему не по силам. Он раздражал судью, не понимал или быстро забывал его замечания, задавал свидетелям одни и те же вопросы и делал вид, что плохо понимает английский, когда судья его в этом упрекал. И это при том, что он нанял себе в помощь одного из самых дорогих адвокатов Нью-Йорка».

 

При вынесении решения о наложении судебного запрета суд задался вопросом, предусматривает ли российский закон для издателей газет право подавать иск о нарушении их интеллектуальной собственности, если третье лицо скопировало статьи, входящие в такую газету.  

Принимая во внимание беспрецедентность дела для российской практики, участники процесса привлекли к участию в деле экспертов в сфере интеллектуальной собственности по российскому праву. Оценка экспертов требовалась в части толкования статей 11 и 14 действовавшего в то время Закона «Об авторском праве и смежных правах». 

Статья 14 Закона устанавливала, что права на служебное произведения по умолчанию принадлежат работодателю. В этой же статье было указано, что это правило не распространяется на периодические издания. Однако статья 11 предусматривала, что права на использование периодических изданий принадлежат издателю.

«В соответствии с пунктом 2 статьи 14 Закона исключительные права на использование служебного произведения принадлежат лицу, с которым автор состоит в трудовых отношениях (работодателю), если в договоре между ним и автором не предусмотрено иное.

Согласно пункту 4 статьи 14 Закона на создание в порядке выполнения служебных обязанностей или служебного задания работодателя энциклопедий, энциклопедических словарей, периодических и продолжающихся сборников научных трудов, газет, журналов и других периодических изданий (пункт 2 статьи 11 настоящего Закона) положения настоящей статьи не распространяются.

В силу пункта 2 статьи 11 Закона издателю энциклопедий, энциклопедических словарей, периодических и продолжающихся сборников научных трудов, газет, журналов и других периодических изданий принадлежат исключительные права на использование таких изданий. Издатель вправе при любом использовании таких изданий указывать свое наименование либо требовать такого указания. Авторы произведений, включенных в такие издания, сохраняют исключительные права на использование своих произведений независимо от издания в целом».

Эксперты согласились друг с другом, что у издателя есть исключительные права на использование издания в целом. Их мнения разошлись относительно того, какие именно действия могут нарушать исключительные права издателя газет. 

По мнению эксперта со стороны «Курьера», пункт 2 статьи 11 Закона предусматривает, что исключительные права на статьи принадлежат только авторам. Единственное, что остаётся за пределами прав авторов — это право на издание в целом. Такое право издателя на работу в целом будет нарушено, только если будет скопировано целое издание или хотя бы его значительная часть. Копирование лишь нескольких статей из одного издания не может нарушать права издателя, поскольку права на них принадлежат непосредственно авторам статей.

Эксперт, привлеченный в процесс российскими СМИ, напротив, указал, что исключительное право издателя можно считать нарушенным, если третье лицо нарушило интерес издателя в целостности работы.

Суд первой инстанции согласился с мнением последнего эксперта. Суд уточнил, что для нарушения исключительных прав издателя достаточно скопировать всего лишь часть издания. При копировании даже части издания у издателя уже возникает право на судебную защиту своих интеллектуальных прав.

Таким образом, суд пришел к выводу, что «Курьер» неоднократно нарушал интересы издателей в сохранении целостности их работ. Умысел «Курьера» был направлен не на копирование какого-то определенного произведения конкретного автора, а именно на массовое копирование статей, объединенных единой тематикой. Копирование статей происходило вместе с их заголовками и фотографиями к ним. Создание заголовков, размещение статей определенным образом на странице газеты и подбор фотографий— всем этим занимается издатель, именно он отвечает за компиляцию всех материалов и создание единой работы. Соответственно, действия «Курьера» нарушили право издателей на целостность их работ. 

Именно такая логическая цепочка привела к тому, что суд сперва вынес решение о судебном запрете на дальнейшее копирование статей российских СМИ, а позднее взыскал с «Курьера» $500 000 убытков, причиненных СМИ его незаконной деятельностью.    

 

Апелляция частично не согласилась с решением первой инстанции

Если суд первой инстанции решал спор по российскому праву без особых раздумий, то суд апелляционной инстанции серьезно подошел к решению данного вопроса. Решение суда в этой части стало настолько знаковым, что вошло в прецедентное право США. 

 

Определение применимого права

Апелляционная инстанция провела важное разграничение, которое проигнорировал суд нижестоящей инстанции. В деле переплетаются две сферы отношений, к которым должно применяться различное право.  Первая сфера – это вопросы о том, что считать интеллектуальными правами: в чем они выражаются, как определить, что они кому-то принадлежат и т. д. Вторая сфера – вопросы о том, что считать нарушением этих прав.

Надлежащим правом, применимым к вопросам, касающимся непосредственно интеллектуальных прав российских СМИ, суд посчитал российское право. Согласно §222 Свода правовых норм по коллизионному праву США, в отношении права собственности применяется право государства, с которым имущество и стороны наиболее тесно связаны. Поскольку интеллектуальные права являются имуществом, то к ним по коллизионному праву США должно применяться коллизионное правило, касающееся права собственности.

В данном деле связь имущества и сторон с российским правом объясняется тем, что скопированные произведения были созданы гражданами России и впервые опубликованы так же на территории России. 

К вопросам, связанным с нарушением интеллектуальных прав истцов, Суд применил право США.  Суд пришел к такому выводу, поскольку нарушение прав истцов произошло в США, а правонарушителем является американская компания.  

Тогда как суд первой инстанции сразу применил российское право, суд апелляционной инстанции сперва провел тщательный анализ норм права и получил заключения экспертов, и после чего уже сделал аналогичный вывод.

 

Повторный анализ позиций экспертов

После того, как Суд выбрал применимое право, на обсуждение экспертов снова был вынесен вопрос о наличии интеллектуальных прав у издателей на опубликованные ими статьи.  

Эксперт со стороны российских СМИ утверждал, что исключительные права на произведения одновременно принадлежат непосредственным авторам работ и издателям газет. Помимо этого, эксперт настаивал, что текст статьи 11 Закона неслучайно претерпел изменения по сравнению с его предыдущей редакцией. 

«Согласно статье 485 Гражданского кодекса РСФСР 1964 г. организациям, выпускающим в свет самостоятельно или при посредстве какого-либо издательства научные сборники, энциклопедические словари, журналы или другие периодические издания, принадлежит авторское право на эти издания в целом. Авторам произведений, включенных в такие издания, принадлежит авторское право на их произведения. 

В силу пункта 2 статьи 11 Закона «Об авторском праве и смежных правах» 1993 г.  издателю энциклопедий, энциклопедических словарей, периодических и продолжающихся сборников научных трудов, газет, журналов и других периодических изданий принадлежат исключительные права на использование таких изданий. Издатель вправе при любом использовании таких изданий указывать свое наименование либо требовать такого указания. Авторы произведений, включенных в такие издания, сохраняют исключительные права на использование своих произведений независимо от издания в целом».

Эксперт утверждал, что перенос словосочетания «в целом» из одного предложения в другое означает, что законодатель намеревался дать издателям исключительное право не только на работу в целом, но и на ее отдельные части.

Экспертом на стороне «Курьера» на этот раз выступила Светлана Игоревна Розина, которая ни много ни мало участвовала в работе над текстом Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» 1993 года.

С. И. Розина указывала, во-первых, что словосочетание «в целом» было перемещено исключительно для целей соблюдения грамматики русского языка, сам же смысл нормы права остался неизменным. Во-вторых, два лица – издатель и автор статьи – не могут одновременно обладать одним исключительным правом, если только речь не идёт о соавторстве. Кроме того, она заметила, что было бы странно, если бы законодатель в пункте 2 статьи 11 Закона предоставил издателям те права, которые изъял у них в пункте 4 статьи 14 Закона.

В этот раз суд поддержал позицию эксперта со стороны «Курьера». Суд указал, что статья 11 Закона предоставляет издателям авторское право на выбор и расположение произведений постольку, поскольку указанные выбор и расположение являются результатом творческих усилий по компиляции.

Так как положения статьи 14 Закона распространяются на агентство новостей «ИТАР-ТАСС», суд оставил в силе судебный запрет, касающийся копирования статей, опубликованных им, а также решение о взыскании с «Курьера» убытков в соответствующей части. 

Что же касается других истцов, которые являются газетами, а не новостными агентствами, то суд направил дело в этой части на новое рассмотрение и предложил российским СМИ представить новые доказательства того, что то, что скопировал «Курьер», можно отнести к творческим усилиям по компиляции (в частности, это могли быть подборка статей на одну и ту же тему, заголовки и фотографии). Кроме того, суд предложил известить авторов-журналистов об их праве на вступление в рассматриваемое дело в качестве истцов.

 

Итоги дела

В конце концов стороны пришли к мировому соглашению. Однако главным результатом дела стало не это, а развитие как американского, так и российского права.

Более 20 лет назад положения российского закона едва ли могли толковаться однозначно, что и привело к появлению такого интересного дела. Спустя 10 лет, с принятием IV части ГК РФ, текст нормы изменился, и места для разночтений стало значительно меньше. Сегодня эта норма закреплена в пункте 7 статьи 1260 Гражданского кодекса РФ:

«Издателю энциклопедий, энциклопедических словарей, периодических и продолжающихся сборников научных трудов, газет, журналов и других периодических изданий принадлежит право использования таких изданий. Издатель вправе при любом использовании такого издания указывать свое наименование или требовать его указания.

Авторы или иные обладатели исключительных прав на произведения, включенные в такие издания, сохраняют эти права независимо от права издателя или других лиц на использование таких изданий в целом, за исключением случаев, когда эти исключительные права были переданы издателю или другим лицам либо перешли к издателю или другим лицам по иным основаниям, предусмотренным законом».

 

Дело Itar-Tass Russian News Agency v. Russian Kurier, Inc. стало не только знаковым делом с точки зрения права интеллектуальной собственности, но и заняло почетное место в американском прецедентном праве.

 

Больше историй об интеллектуальной собственности читайте в телеграм-канале Games of Brands и на странице в Facebook.

Яна Чучук , Стажер
Команда
08 декабря 2021